Сказка «Ирочка и Баба-Яга»

Ирочка шла по волшебному лесу, и сама себе не верила. Она решилась и всё у неё получилось!!! И теперь вокруг неё самая настоящая сказка! И зря её пугали этим лесом – вон, как всё тут красиво да спокойно! Дубы-колдуны, иссиня-чёрные ели с пушистыми лапами, зверята с умными мордочками, сопровождающие её от самых Ворот. И запах! Непередаваемый запах свежести, горечи и свободы. А как трава касается её ног! Кажется, что она живая, и трогает, трогает, хочет, чтоб остановилась, села, легла, забыла…

Позади месяцы исканий, сырых подвалов и библиотечных хранилищ; старинных фолиантов и обрывков рун на кожаных кусочках; фразы на бересте и вышитые на тканях. Всё нашла, всё сложила, всё состроила.

Нужно только Её избу найти. До ночи найти, ночь ведь можно не пережить в этом лесу. Говорят, если здесь ночью оказаться, то не вернёшься больше, не получится. Одни говорят, что кикиморы к себе забирают, другие — что леший ест. Слышала Ирочка про тётю Свету, троюродную мамину сестру, что тоже Ягу искала. Нашла, говорят, но вернуться не смогла. Ну так то тётя Света! Она вообще по жизни была зашуганная, таким не по лесам волшебным надо шастать, а в углу сидеть, не отсвечивать! А Ирочка – другое дело. Сможет! Найдет волшебницу великую, знахарку могучую.

Случилось! Пришла Ирочка к избушке Бабушкиной! Так разрыдалась даже от радости и усталости. Дошла! Ноги Ирочкины подкосились, так и рухнула прямо в траву у крыльца, а у самой слёзы льются, и сердце радуется.

А тут дверь открылась, и Бабушка Яга на пороге возникла. Смотрит на Ирочку, изучает, прислушивается, принюхивается, носом крючковатым поводит, бровью седой подёргивает. А Ирочка и слова молвить не может, только слезы утирает, да улыбается.

А Яга губами пошамкала и вдруг как махнёт рукой над Ирочкой, словно ловит кого. Поймала. Облачко чёрное, да какое-то чугунное… Крякнула Яга, облачко за спину бросила, на Ирочку чёрным глазом зыркнула.

— Ну, проходи, — говорит, — девка, коли пришла. Вижу, беда у тебя.

И как подняло Ирочку! Вскочила, забежала по ступенькам, перед Бабушкой на колени рухнула и заговорила про беду свою, а сама то руки Яге целует, то плачет, то хохочет, как ненормальная. Яга аж цыкнула на Ирочку, чтоб та успокоилась и по порядку всё рассказала.

И просила Ирочка вернуть ей Счастье. Говорила, что жили с мужем счастливо-пресчастливо, почитай, десять лет. Но случилась беда, – увела мужа любимого разлучница. И чувствует Ирочка, что сделано это всё, что колдовала та Ленка-змея, чтоб муж Ирочкин к ней ушёл. И что стал муж, как заколдованный, на себя не похожий. Ирочку не жалеет, доченьку забросил совсем, худеет и, говорят, пить больше стал (от горя, наверное). Говорила, что три года уже бьётся Ирочка, никак мужа вернуть не может. Точно колдовство! Точно.

— Колдовства не вижу, а вижу дитё у него там, большое дитё, – говорит Яга.

— Так да! Ленка же давно к нему прицепилась! Дочке её почти шесть лет уже, почти как Наденьке нашей, – молвит Ирочка. – Только я думаю, что мой Игорёк тут не причём, не его это дочь!

— Давно он у тебя гуляет, получается. И смотрю, что не сильно ты счастливая была замужем-то, а? Вижу, что жалуешься, слёзы вытираешь, работаешь, смотрю, за двоих. А муж-то тебя не сильно жалеет, всё больше себя бережёт.

— Так старалась я очень, чтоб хорошо нам было, — воскликнула Ирочка, — как не стараться-то, не потерпеть?! Я с ним очень счастливая была, всё делала для него, чтобы счастье наше не потерять! И неправда, что меня не жалел! Я, как с работы уставшая приду, он меня всегда погладит и заинькой своей назовёт! И с утехами не приставал, берёг! Знал, что за день устаю.

— Погоди, погоди, девка, вижу, что дочка твоя не с тобой живет. Кто её бросил-то? Ты или мужик твой? Почему кровинка с бабкой? Как так? — Яга нахмурилась, видно, что недовольна.

— Мамочка моя забрала её к себе. Я ж не могу, болею всё время и за мужа борюсь. Дочке у мамочки лучше! А я должна семью вернуть, чтоб дочка моя счастливая была снова, – Ирочка гордо голову подняла, пусть Бабушка намерение её хорошо видит.

— Погоди, девка, ты ж дочку свою мамке своей ещё маленькую отправила. Как это с дитём-то?

Потупилась на минутку Ирочка:

— Так Игорьку чтоб не мешать. Не любил он, что Надюшка капризничает. Да и внимание моё ему надо было. Я всё время рядом была, чтобы заботиться, чтобы только на меня смотрел, других не замечал.

— Так ведь всё равно же не уберегла!

— Так увели его, забрали! Колдовство потому что. Бабушка, родная, помоги!

— А что глаза у тебя тусклые, не пойму? Нет огонька, любви не чую. Точно ли нужен тебе твой Игорёк?

— Это, Бабушка, от таблеток у меня. Я ж у доктора лечусь, от депрессии лекарства пью. Обошла же я всех – и учёных, и знахарей, и у батюшек разных была, и святые места по всей земле слезами залила. Не могут помочь! Игорька моего ругают, суженого моего, а учёные говорят, что сама виновата. Да только не верю я им! Это они нарочно так говорят, потому что помочь не могут! Я же знаю, знаю, что судьба он моя. Моя, не Ленкина. Помоги, Бабушка! Спаси жизнь мою!

— Ага. В чудеса, значит, ты веришь. В сказке жить хочешь…

Застыла Яга, смотрит на Ирочку, жжёт глазами своими, думает. У Ирочки аж похолодело всё внутри и голова закружилась. Замерла Ирочка, чувствует – судьбу её Бабка решает. А та глаза прикрыла, стоит, раскачивается, пальцы плетет, да бормочет что-то себе.

Вдруг повеяло леденцами и яблоками, и ещё чем-то очень знакомым, но давно забытым…радостью что ли…

Оглянулась Ирочка вокруг и увидела саму себя. Будто стоит она в доме большом. Красиво тут всё, богато, тепло. Пирогами пахнет и счастьем, а в окна солнышко светит. И знает Ирочка, что там и муж у неё есть, Виктором звать. И ведь знает она этого Виктора, работают они вместе! Только она ни на него, ни на его к ней интерес никогда внимания не обращала. А тут смотрите-ка, — поженились! И видит Ирочка, что счастлива она с Виктором, а он – с ней. И мамочка её старенькая с ними живет, а они заботятся о ней. А вот и Надюшка уже подросла, Ирочка ею любуется, а в кроватке ещё один младенчик посапывает. И такая радость на сердце у Ирочки от того, что так в её жизни всё прекрасно, что даже Игорёк её бывший с Ленкой своей Ирочке нипочем – у неё все хорошо!

И вдруг тук – в плечо что-то… Перед ней Яга стоит, улыбается хитро.

— Так чего пришла? – спрашивает.

Смекнула Ирочка, что показала ей Бабушка жизнь её будущую. Околдовала значит, ознакомила, как оно будет. И ведь, вроде, прекрасно всё, мечта, а не жизнь, но есть в ней какая-то брешь, не хватает чего-то для полного счастья, важного чего-то. Ах, да! Игорька же не хватает!

И принялась Ирочка будущее, что ей Яга показала, на свой лад исправлять.

Представила, что бродит Игорёк под её окнами, видит, как они с Виктором счастливы, и воет от зависти! Потому что Ленка, паршивка, никогда о нём так не заботилась, как Ирочка.

«А что, если они с этой Ленкой счастливы?!» — вздрогнула вдруг Ирочка.

Ведь тогда он ни под окнами бродить не будет, ни завидовать, ни страдать! Да он же тогда вообще про неё, Ирочку свою, и не вспомнит! А ведь именно он её суженый, он, а не Виктор!

— Не отдам никому! – решила Ирочка.

И наполнилось сердце Ирочки решимостью каменной, и встала она гордо перед Бабкой. Пусть старая делает, что надо! Нечего светом и домом с пути сбивать.

— Хочу, чтоб Игорек умер! Я вдовой тогда буду, горевать и любить его хорошо. Ленка пусть слезы утирает, да девку свою сама растит, чтоб не ржали обе на фотографиях своих. Сделала я свой выбор!

Произнесла это и осеклась. Таким на неё от Бабы Яги холодом повеяло, что сердце замерло.

— Значит, сделала выбор, говоришь?! – а голос у Яги ледяной и взгляд тяжёлый, недобрый. – Значит, так ты, девка, счастье понимаешь, когда один в гробу, вторая обездолена, дети несчастные растут. Только ты довольная – вдова мужа. Только мужа сто лет нет у тебя уже, ты даже вдовой не будешь! Дурой только!

— Да я же, — пискнула Ирочка, — я же судьбу свою, Игорёчка… это же справедливо… своё забрать… не надо мне другого счастья!

— Не надо, говоришь, — нахмурилась Яга, — ну, получай тогда счастье заслуженное!

Взмахнула она клюкой, Ирочка взлетела под потолок, перекувырнулась в воздухе, да как шмякнется вниз! Испугалась она, думала, что разобьётся вдребезги, но нет, — приземлилась на что-то мягкое, обволакивающеё. Прямо, как в родную кроватку плюхнулась! Отдышалась Ирочка, оглянулась вокруг и увидела, что лежит она в болоте, а вокруг неё кикиморы собрались.

— Ещё одна, — говорят, — нашего полку прибыло! Привет, подруга!

И тётя Света здесь, сидит под кочкой, вся бледно-зелёная, пузыри пускает. Она и рассказала племяннице, что вовсе они не кикиморы, а отважные женщины, которые до последнего за мужей своих бьются и готовы на всё, лишь бы свое счастье вернуть.

И поняла Ирочка, что попала к своим! Только здесь, среди подруг по несчастью, её могут понять! И неважно, что теперь придётся в болоте жить, зато в кругу единомышленниц!

И Ирочка уверена, что найдёт она путь, вернёт счастье своё, потому что она всегда своего добивалась.

Ольга Кудрешова

май 2021

Купить курс

Ваше имя

Дата Вашего рождения

Выбрать курс

Какая форма оплаты вас устроит

Адрес электронной почты

×
Заказать курс

Ваше имя

Дата Вашего рождения

Какая форма оплаты вас устроит

Адрес электронной почты

×
Задать вопрос

Ваше имя

Ваш E-mail

Вопрос

×
Заказать курс

Ваше имя

Дата Вашего рождения

Выбрать курс

Какая форма оплаты вас устроит

Адрес электронной почты

×
Хочу на курс

Ваше ФИО

Телефон

Адрес электронной почты

Дата рождения

Ваша занятость

Семейное положение (точнее – с кем живёте)

Какие результаты теста?

Что Вы по этому поводу думаете?

Какую самую главную проблему хотите решить на Курсе?

Ваши вопросы и пожелания

×