Душа болит / На приеме у психолога - душа болит.
 

На приёме у психолога - душа болит.

С каким бы вопросом ни приходил клиент к психологу, его всегда сопровождают чувства, которые вписываются в определение «болит душа» — будь то проблемы с любимыми, трудности на работе, затянувшееся одиночество или материальные проблемы. Любая сложная (и тем более трагическая) жизненная ситуация вызывает напряжение, актуализирует тревогу, страхи, провоцирует обиду на кого-то или судьбу в целом. Но бывает и так, что человек обращается к психологу примерно с такими словами: «Вроде всё в порядке, а душу что-то тянет». Это «что-то» может оказаться страхом, обидой или чем-то трудно определимым. И тогда мы начинаем работать.

Как психологу мне, наверное, легче всего работать со страхом. Страх — самое узнаваемое и осознаваемое из тревожащих нас чувств. Практически каждый из нас может без заминки ответить на вопрос «Чего ты боишься?». Почти все могут нарисовать свой страх во время первой диагностической встречи. У нас не всегда получается не бояться своего страха, но то, что страх у нас есть, и даже как он выглядит, мы понять в состоянии.

Страх часто достается «в наследство» от предков и служит нам, как телохранитель, оберегая от того, что может нам навредить. Правда, частенько страх не пускает нас к деньгам и власти, иногда самозабвенно отпугивает от нас не только Настоящую Любовь, но и любые близкие отношения. Так, на приемах мы часто видим ситуацию, когда за помощью приходит успешный человек, рассказывающий, что никак не может перешагнуть на определенный уровень благосостояния — всё есть, всё получается, но как только жизнь подводит его к определенному уровню богатства — всё рушится или медленно откатывается назад. Так бывает часто у россиян! Те из нас, чьи предки столкнулись, например, с раскулачиванием, отъёмом состояния, «транслируют» в будущее информацию о том, что «быть богатым опасно». Энергия потери и краха настолько мощная, что она хранится в общем семейном поле многие десятилетия и пытается «оградить» потомка от повторения трагической судьбы.

Часто расстановщики сталкиваются с ситуацией, когда женщина не может иметь детей. Уже пройдены все медицинские учреждения, всё проверено и вылечено, а ребенок так и не желает появляться. В расстановке, как правило, вскрывается ситуация, когда рождение детей приводило к какой-либо трагедии — например, мама, родив малыша, погибала. А ещё очень много страшной энергии осталось в родовых полях после того, что пришлось пережить нашим родным во время войны, когда детки рождались, а спасти их не получалось. И снова энергия трагедии остаётся и неизменно действует на кого-то из потомков.

Это здорово, что в настоящее время, благодаря расстановочной работе, у каждого из нас есть возможность узнать о том, что было до нас, разделить страхи и трагедии наших предков, обратив энергию горя в энергию любви, понимания и прощения, помогая при этом себе и своим прошлым, настоящим и будущим родным.

Вина коварна. Мы не любим быть виноватыми! Мы так устроены, что когда сталкиваемся с ситуацией, где наша вина очевидна, мы автоматически стараемся побыстрее себя оправдать, найти виноватых среди других людей или стечения обстоятельств. Что же потом? А потом нас накрывает — могут навалится болезни, финансовый крах, разрушение отношений. Это растет, как снежный ком.

Дело в том, что на самом деле мы знаем, что виноваты, и сами себе назначаем наказание. Мы наказываем и разрушаем себя, даже не осознавая этого. Иногда такие разрушения — наказания — бывают мощными и даже необратимыми. Например, мужчина, вдруг ушедший из «благополучной» семьи к новой любимой, начинает болеть, теряет работу и деньги. Абсолютно «безгрешные» сплетницы говорят «Бог наказал бессовестного». Но мы, поработав с таким клиентом, знаем, что наказал он себя сам, и именно потому, что не бессовестный, а потому что маялся виной перед женой и «оставленными» детьми.

Работа с виной — тяжелая. Если психолог и клиент делают работу хорошо, то почти всегда бывают слезы и боль, но потом обязательно приходит осознание того, что можно жить дальше без вины и наказания. И какая это большая радость — жить без вины!

Обида чаще всего проваливает нас в детство. Обиженные, мы похожи на маленьких детей, которые получают «пинки» и не могут ответить своему обидчику. Чаще всего наши «взрослые» обиды связаны с нашими детскими травмами, когда нас покидали наши родители, или мы в какой-то момент переставали чувствовать их одобрение и поддержку. Если с детской обидой не работать, то в нашей взрослой жизни могут повторяться и повторяться ситуации, поразительным образом напоминающие нам наши несчастливые детские моменты. Мы так устроены, что реальные и настоящие детские травмы не живут в нашей памяти, они прячутся в темных уголках подсознания, куда были вытеснены. Именно поэтому с детской травмой эффективнее всего работают специалисты-психологи и психоаналитики.

Ольга Кудрешова